Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 234
Показано с 31 по 37 из 37
  1. #31
    Administrator Аватар для V. Fedenko
    Регистрация
    16.10.2007
    Сообщений
    2,011
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию О метформине

    Иногда я назначаю своим пациентам, страдающим от тех или иных психических проблем, и одновременно от избыточного веса, или ожирения, метаболического синдрома, или синдрома поликистозных яичников (СПКЯ), гиперандрогении, или от, например, псориаза - метформин.

    И тут начинаются танцы с бубном: «Ой, а зачем мне сахароснижающее средство? У меня же нет диабета!!! Ой, а вот я сходила к гинекологу-эндокринологу со своим СПКЯ, и та назначила мне, дуре толстой, очередную контрацептивную таблетку, и велела колоть Плазмол, "чтобы кисты в яичниках рассасывались", а про метформин сказала, что нельзя ни в коем случае, и что если я его буду пить, то у меня будет настоящий диабет!!! А ещё сказала, что 1500-2000 - это много, и что у меня будет страшная гипогликемия и ещё более страшный лактацидоз, и я умру!!» И что,мол, если назначать, то не более 500, ну или 1000 с последующим снижением до 500!

    Другой пациент начитается форумов и тут начинается: страшные, ужасные, опасные, невероятные побочки: «а вдруг у меня сахар упадет, и я умру, а вдруг лактацидоз и я умру, блаблабла, вот тут написано, что (будто бы) метформин не помогает похудеть, а вот тут написано, что без назначения врача нельзя и без анализов нельзя и что надо мониторить сахар крови, и ваааще это сахароснижающее и я его пить не буду».

    Ребята, говорю я им ,мозг включать надо. И учиться слушать и слышать, что вам объясняют. И учиться читать не форумы, а Пабмед.

    Метформин - это НЕ сахароснижающее средство. Несмотря на то, что так написано в инструкции. Он - инсулин-сенситизатор. Вещество, повышающее ПАТОЛОГИЧЕСКИ СНИЖЕННУЮ чувствительность тканей к инсулину. Ровно вследствие этого - и ТОЛЬКО вследствие этого - он снижает сахар крови у больных сахарным диабетом 2 типа. Ровно это и делает его эффективным сахароснижающим при СД 2 типа. При том типе диабета, который обусловлен сниженной чувствительностью периферических тканей к инсулину, инсулинорезистентностью тканей. И он работает как сахароснижающее ТОЛЬКО при этом типе диабета. У людей с нормальным уровнем сахара в крови и нормальной инсулин-чувствительностью тканей Метформин НЕ снижает сахар крови. У диабетиков с 1 типом чувствительность тканей к инсулину нормальна или повышена, и у них он ТОЖЕ не снижает сахар крови. Или же он у здоровых и у СД 1 типа снижает сахар очень незначительно - настолько, что это не ощущается и клинического значения не имеет.

    Гипогликемия при приеме Метформина в обычных дозах - ОЧЕНЬ БОЛЬШАЯ РЕДКОСТЬ даже у больных с СД 2 типа. Метформин - это НЕ инсулин, и даже не производные сульфонилмочевины типа Манинила, и он практически никогда не вызывает гипогликемию у здоровых, даже при диете и физнагрузках (а тем более у тех, кто жрет ,как слон, и не собирается отказываться от своих пищевых привычек и при приеме метформина). Так что меньше начитывайтесь и не накручивайте себе всякую ерунду.

    Теперь про лактацидоз. Лактацидоз, накопление молочной кислоты, при приеме высоких доз Метформина действительно бывает. Но опять же - у диабетиков с 2-м типом СД, и ,как правило, не просто так, а при наложении нескольких неблагоприятных факторов - плохая компенсация диабета (высокие исходные сахара), очень высокие дозы метформина (видел завышения до 3500, например), наличие кетоацидоза, присоединение интеркуррентных инфекций (типа там бронхит, пневмония, или, может быть, гангрена стопы на почве диабета), обезвоживание (например, поносы, рвота), жаркая погода, чрезмерная физическая нагрузка, неправильная диета, злоупотребление алкоголем.

    Не страдающим диабетом 2 типа с кетоацидозом и соблюдающим все рекомендации насчет обильного питья и избегания обезвоживания и отказа от злоупотребления алкоголем на фоне приема Метформина - никакой такой страшный "лактацидоз" не угрожает. Точка.

    Что реально бывает у Метформина из побочных эффектов при его применении у здоровых - так это тошнота, иногда рвота, раздражение желудка и неприятные ощущения в нём, поносы, неприятный металлический вкус во рту. Однако эти явления наблюдаются далеко не у всех, и наблюдаются они обыкновенно тогда, когда Метформин назначают сразу в полной или большой дозе или пациенты принимают его как попало. А надо начинать с малой дозы, принимать СТРОГО сразу после еды или во время ее, и ВСЕГДА запивать ,как минимум ,одним полным стаканом воды. И медленно наращивать дозу. Не спеша. И все будет нормально. А у кого чувствительный желудок - прикрываться омепразолом, эглонилом/церукалом/мотилиумом - и не будет тошноты и раздражения желудка. Кого поносит - лоперамид есть и он прекрасно помогает.

    Далее, Метформин - это НЕ ТОЛЬКО "средство от диабета". Он еще и увеличивает сжигание жира в жировой ткани и препятствует его отложению. И нормализует нарушенную инсулин-чувствительность жировой ткани, которая и является причиной ожирения. И снижает аппетит. И снижает секрецию инсулина, повышенную не только при СД 2, но и при ожирении, инсулинорезистентности тканей, метаболическом синдроме, синдроме нарушенной толерантности к глюкозе (преддиабете). И тем самым помогает похудению. И он - наряду с диабетом 2 типа - показан и при ожирении, избыточном весе, синдроме НТГ, метаболическом синдроме. И чем больше избыточный вес, чем больше степень ожирения, тем более показан. А также он показан как средство профилактики или торможения прибавки веса на таких психотропных препаратах, как трициклические антидепрессанты (амитриптилин, анафранил), ремерон, атипичные нейролептики вроде зипрексы, сероквеля.

    ЗАПОМНИТЕ еще одно. При СПКЯ, синдроме поликистозных яичников - именно Метформин, а никакие не КОК, является СРЕДСТВОМ ПЕРВОЙ ЛИНИИ ТЕРАПИИ. Потому что Метформин действует на САМУ ПЕРВОПРИЧИНУ расстройства - нарушенную инсулинчувствительность тканей и гиперсекрецию инсулина при сохранной инсулинчувствительности яичника. Именно эта штука и является причиной ановуляторного цикла, отсутстия месячных, невозможности забеременеть, гормональных нарушений, гиперандрогении и гиперэстрогении из-за гиперпродукции андрогенов и эстрогенов яичником, избыточно стимулированным повышенным уровнем инсулина. И причиной ожирения и метаболических нарушений при СПКЯ. А КОК всего лишь навязывают вам менструальный цикл извне. И создают вам иллюзию благополучия. А пациентки тем временем болеют и жиреют еще больше.

    . Метформин НЕ ВЫЗЫВАЕТ и НЕ МОЖЕТ ВЫЗЫВАТЬ никакого диабета. Меньше начитывайтесь всякого бреда с форумов и меньше слушайте некомпетентных(именно некомпетентных!) эндокринологов и гинекологов. В отличие от инсулина в иньекциях, глюкокортикоидов или от производных сульфонилмочевины, типа Манинила, которые у здорового действительно вызовут ожирение и диабет, Метформин этого сделать НЕ МОЖЕТ. Потому что Манинил вызовет ПОВЫШЕНИЕ аппетита и ГИПЕРСЕКРЕЦИЮ инсулина. А Метформин - НАОБОРОТ.

    Даже более того: Метформин ПРОФИЛАКТИРУЕТ, снижает риск возникновения СД 2 типа у больных с установленной по анализу ДНК или по семейному анамнезу предрасположенностью к СД 2 (у кого есть родственники с СД 2), и у больных из групп риска по развитию СД 2 - больных с ожирением, избыточным весом, метаболическим синдромом, СПКЯ, психически больных, больных, принимающих определенные психотропы, глюкокортикоиды.

    Далее, Метформин умеет еще некоторые вещи. Он не только нормализует чувствительность тканей к инсулину, но и обладает мощными противовоспалительными и иммунорегулирующими свойствами. И, в частности, нередко улучшает течение псориаза, ревматоидного артрита. И у меня есть, например, пациентка, у которой течение псориаза значительно улучшилось именно после назначения Метформина. И там мы убили сразу нескольких зайцев - она и похудела как хотела, и давление несколько снизилось, и холестерол (да, да, Метформин умеет еще и улучшать липидный профиль крови), и течение псориаза улучшилось.

    А еще, ребята, Метформин умеет нормализовывать инсулин-чувствительность не только периферических тканей, но и ЦНС. И в этом аспекте его действие пересекается с действием лития. Который тоже инсулин-сенситизатор - и для периферических тканей, и для ЦНС.

    Так вот, ребята. При депрессиях и при шизофрении обнаруживается инсулинорезистентность ЦНС. Пониженная чувствительность ткани мозга к инсулину. Причем независимо от состояния инсулиночувствительности периферических тканей. Этот странный феномен обнаруживается и у толстых (с нарушенной периферической инсулиночувствительностью), и у худых (с нормальной) депрессивных и шизо- больных одинаково. Этакий своеобразный "мозговой диабет". С инсулинорезистентностью ЦНС кстати связывают нарушения памяти и когнитивки и "туман в голове" при этих заболеваниях.

    И вот, оказывается, что иногда из-за этой штуки - инсулинорезистентности ЦНС - у больного не работают правильно, не дают эффекта антидепрессанты и нейролептики. А назначишь метформин - и усиливается антидепрессивное и антипсихотическое действие, и ранее неэффективный антидепрессант или антипсихотик начинает работать как надо. И мозги проясняются, когнитивка улучшается.

    У меня есть один больной непрерывно текущей шизофренией,которому не помогали нейролептики. И который за время лечения, еще до меня, набрал 20 кг. А бред и глюки не проходили. Я ему назначил, в добавление к атипику, Глюкофаж. Не столько в надежде на антипсихотический эффект, сколько в надежде на то что он, хотя бы, похудеет. И что же вы думаете? Антипсихотический эффект с редукцией, а затем и постепенным исчезновением голосов и бреда был получен в первые же дни после добавления Глюкофажа. И был настолько выраженным, что этот мальчик - кстати до болезни умница - дал Глюкофажу свою интерпретацию названия - обозвав его "препаратом, который пожирает глюки"
    Мне кацца , метформин достойный препарат, ребята.
    Автор текста: Айвар Ватанович Нургудин

  2. #32
    Administrator Аватар для V. Fedenko
    Регистрация
    16.10.2007
    Сообщений
    2,011
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию МИКРОБИОМ КИШЕЧНИКА КАК КЛИНИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТ ЛЕЧЕНИЯ ЗАБОЛЕВАНИЙ ЖКТ

    Eamonn M. M. Quigley

    Nature Reviews Gastroenterology & Hepatology 14, 315–320 (2017)

    Абстракт

    Микробиом, а в частности — микробиом кишечника — стал в последнее время актуальной темой биомедицинских исследований, чему способствует непрерывное развитие аналитических методов. Оригинальные эксперименты на моделях животных показали влияние микробиоты кишечника на здоровье, а так же то, как нарушение ее состава может способствовать патогенетическим процессам заболевания. Неудивительно, что связь между микробиотой и заболеваниями у людей — предмет значительного интереса. Однако, за редким исключением, инкриминирование измененной микробиоте участия в патогенезе заболевания представляется преждевременным, учитывая неполное понимание нами состава “здоровой” кишечной микробиоты и влияния множества конфаундеров на интерпретацию предположительно аномальных микробных сигнатур. Будущие исследования должны учитывать эти переменные и двунаправленность взаимодействий хозяин-микроорганизм у здоровых и больных. В статье будет рассмотрена перспектива использования данных об индивидуальной микробиоте в клинике, например, для облегчения диагностики или уточнения прогноза а также дан прогноз относительно будущих достижений.

    Не многие области биомедицины могут похвастаться таким быстрым прорывом в знаниях, как те, что связаны с микробиомной революцией — изучением микробиома кишечника [1]. За последние два десятилетия мы многое узнали о роли наших бактерий-комменсалов в поддержании здоровья. Неудивительно, что клинические и лабораторные исследования были устремлены на изучение связей между микробиомом кишечника и различными заболеваниями. Первоначально, по очевидным причинам, основное внимание уделялось заболеваниям желудочно-кишечного тракта, где уже были отмечены примеры воздействия аномальной микробиоты кишечника — кишечным инфекциям, Helicobacter pylori-опосредованным заболеваниям и антибиотик-ассоциированной диарее [2]. За последнее десятилетие, благодаря быстрым и постоянно развивающимся успехам в методах, позволяющих подсчитать кишечные бактерии, их гены и продукты метаболизма [3], мы получили доказательства, подтверждающие связь кишечной микробиоты с широким спектром психоневрологических, иммунологических и аллергических заболеваний [4]. К примеру, измененная микробиота была, видимо, вовлечена в множество разнообразных расстройств, от болезни Паркинсона [5] и аутизма [6] до диабета [7], астмы [8] и целиакии [9].

    Таким образом, за очень короткий промежуток времени исследования микробиома сместились от лаборатории к клинической практике, где их потенциал в облегчении диагностики, определении прогноза и лечебной тактики вызвал интерес среди исследователей и биомедицинской индустрии. В основе веры в клиническую применимость микробиома лежат три предположения: во-первых, мы знаем, каков он в норме; во-вторых, мы можем точно и воспроизводимо определить патологию; и, в-третьих, возможно, самое важное: мы можем установить биологически достоверные и клинически значимые взаимоотношения между определенным микробным профилем и рассматриваемым заболеванием.

    Для объяснения своей позиции, мы будем использовать следующие определения. Понятие “микробиота” относится к совокупности микроорганизмов (а не только бактерий), присутствующих в определенной среде. Микробиом, напротив, включает в себя полный набор микроорганизмов (бактерий, вирусов, грибков и простейших), их генов и геномов в данной локации (например, в кишечнике). Стоит признать, что часто в литературе эти термины используются как взаимозаменяемые, обозначая микробные сообщества.

    Что является нормой?

    Несмотря на достижения в аналитических технологиях и их интерпретации, наше понимание состава и функции всех бактериальных популяций (не говоря о таких микроорганизмах, как вирусы и простейшие), обитающих в различных отделах желудочно-кишечного тракта, остается неполным [3]. Было подвергнуто сомнению даже часто упоминаемое соотношение бактериальных клеток к человеческим 10:1 [10]. Хотя мы многое узнали о роли микробиоты в поддержании здоровья [11], этот прогресс не позволяет нам четко определить понятие “нормы”. Несмотря на то, что довольно крупные популяционные исследования (от нескольких сотен до более чем тысячи участников) продемонстрировали некоторую общность между здоровыми людьми на родовом уровне, для видов и штаммов характерны индивидуальные вариации [12-15]. Поскольку определены факторы, способствующие этой изменчивости, можно оценить, в какой степени такие параметры, как возраст [16, 17], характер родоразрешения [18], грудное или искусственное вскармливание [19], питание [20], географическое расположение [18], физическая нагрузка [21], употребление алкоголя [22] или антибиотиков [23], могут повлиять на любое понимание “нормы” (Рис. 1). На сегодняшний день диета вполне может быть главным конфаундером многих исследований микробиома человека. Для микробиоты важен не только общий характер модели диеты (например, веганы в сравнении с вегетарианцами и в сравнении с “мясоедами” или подвергнутая глубокой обработке западная пища в сравнении с сельской африканской), но и относительные количества конкретных компонентов (углеводы, белки, жиры, клетчатка) [24]. Привычная диета может надолго обеспечить формирование микробиоты [20, 24-27], но кратковременные изменения в рационе, в том случае, если они будут достаточно существенными, как это может иметь место у людей с желудочно-кишечными заболеваниями, также могут повлиять на изменения бактериального разнообразия [28-30]. Влияние грудного молока, опосредованное его собственной бактериальной популяцией, а также олигосахаридами-пребиотиками, на микробиоту новорожденных и старших детей представляет собой еще один яркий пример воздействия факторов окружающей среды [19, 31, 32]. Вносить изменения могут и другие терапевтические агенты. Антибиотики — очевидные источники проблем, хорошо описан эффект их различных терапевтических доз [33]. Менее регистрируемые, но потенциально гораздо более влияющие на микробиом кишечника изменения оказывают дозы антибиотиков,используемых в животноводстве, которые мы получаем с пищей, что описано на экспериментальных моделях животных [34]. Поскольку с каждым днем все подробнее описываются изменения микробиоты кишечника, связанные с применением других лекарственных средств, нам следует подготовиться к неожиданностям [35, 36].

    http://medach.pro/wp-content/uploads...gut-brain1.png

    Источник: журнал Nature

    Рисунок 1 | Факторы, которые влияют на состав и функции микробиоты кишечника человека.

    На кишечную микрофлору влияет множество факторов. По часовой стрелке с левого верхнего угла: способ родоразрешения; естественное или искусственное вскармливание; питание; физические упражнения и другие индивидуальные привычки; наличие заболевания; возраст; прием медикаментов (в основном антибиотики, но также антациды и метформин); регион проживания.

    Накапливаются доказательства того, что модификации микробиома кишечника во младенчестве и раннем детском возрасте могут привести к развитию заболеваний в дальнейшем [34, 37]. Поэтому попытки модуляции микробиома с целью улучшения состояния здоровья у взрослых, скорее всего, обречены на провал. Конечным смещающим фактором и камнем преткновения является тот факт, что во многих исследованиях изменения, наблюдаемые в микробиоме кишечника, могут быть следствием изучаемого заболевания, а не его причиной. Во-первых, микробиота кишечника находится под влиянием генома хозяина [38] и генетические особенности, предрасполагающие к заболеванию, могут в той же мере определять индивидуальный состав микробиоты. Во-вторых, воспаление само по себе, за счет эффектов медиаторов воспаления, может нарушить бактериальное разнообразие [39]. Также следует помнить о том, что ось микробиота-кишечник-мозг на настоящий момент двунаправленная, о чем свидетельствуют эффекты, которые оказывает стресс на физиологию кишечника, иммунитет и состав кишечной микробиоты [40] (Рис. 2).

    Роль микробиоты в желудочно-кишечных заболеваниях

    Понимание контекста

    В экспериментах, где участвовали различные in vitro, in vivo и ex vivo модели, изучали роль микробиома в здоровом гомеостазе, а также же в патофизиологии воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК) и синдрома раздраженного кишечника (СРК) [41-46]. На фундаментальном уровне многие из этих расстройств, видимо, связаны с переменным взаимодействием между нормальной и патологической микробиотой кишечника, продуктами микробного метаболизма, геномом хозяина (регулирующим такие факторы, как иммунный ответ), кишечным барьером (в широком смысле) [47], иммунным ответом организма хозяина, его физиологией, а также с диетой и другими факторами микро- и макроокружения. Учитывая, что многие из
    этих взаимодействий двунаправлены, не сложно оценить, с какими трудностями сталкивается исследователь, пытаясь выделить роль микробиоты кишечника в возникновении изучаемого заболевания.

    Был достигнут определенный прогресс. Защитную роль интактной микробиоты кишечника и эффекты, развивающиеся при ее грубом повреждении наглядно демонстрирует развитие инфекции Clostridium difficile на фоне супрессивной терапии антибиотиками широкого спектра действия [48]. Была описана микробная сигнатура, предрасполагающая индивида к этой потенциально опасной для жизни инфекции [49], а также in vivo было показано, что фекальная микробная трансплантация (ФМТ) восстанавливает устойчивость к инфекции C. difficile [50].

    Показано, что характер взаимодействия между факторами патогенности бактерий, геномом хозяина и его иммунным ответом влияет на формирование фенотипа заболеваний, возникающих при инфицировании Helicobacter pylori [51]. Хотя конечный фенотип ВЗК довольно гетерогенный, предполагается, что ключевую роль в патогенезе играет схожий механизм взаимодействия бактерий и иммунного ответа хозяина, о чем свидетельствует распространенность полиморфизмов преимущественно в генах (таких как NOD2/CARD15), участвующих в реакции иммунного ответа организма на бактерии среди всего множества генов, которые связаны как с болезнью Крона, так и с язвенным колитом [52]. Схожие одиночные нуклеотидные полиморфизмы были определены в генах, кодирующих Toll-like рецептор 9, IL-6 и E-кадгерин (CDH1) в одном из подтипов СРК — постинфекционном СРК, что предполагает вовлечение в патогенез аномального иммунного ответа, а также нарушение барьерной функции кишечника [53].

    В крайне упрощенном понимании, нарушению барьерной функции кишечника часто инкриминируется патогенез индуцированных (или опосредованных) микробиотой гастроинтестинальных и системных расстройств. В соответствии с этой моделью (Рисунок 3), так называемое нарушение “герметичности кишки” способствует транслокации бактерий или продуктов их жизнедеятельности (например, липополисахаридов Грам-отрицательных бактерий) через поврежденный эпителий в портальный или системный кровоток, что приводит к сепсису или системному иммунному ответу [54]. Несмотря на привлекательность этой гипотезы, она имеет некоторые несоответствия. Во-первых, в отличие от животных моделей, методы выявления бактериальной транслокации у людей оказались ненадежными и имели различную воспроизводимость [55]. Во-вторых, применяемые методики исследования проницаемости кишечника у людей, например, оценка соотношения лактулозы к маннитолу, относительная абсорбция полиэтиленгликолей различной молекулярной массы или клиренса 51CrЭДТА [56], разработаны для оценки целостности парацеллюлярного ионного и водного транспорта, который едва ли способен транспортировать крупные молекулы метаболитов бактерий, не говоря уже о самих бактериях (размер пор 7.5 Å (0,00075 мкм) в сравнении с размерами E. coli, 0,5х2 мкм) [57, 58]. Но это не означает, что обнаружение нарушений парацеллюлярной герметичности не может служить косвенным признаком повреждения эпителия, в результате которого могут нарушаться межклеточные и другие пути, способствуя транслокации бактерий и/или их продуктов. Наконец, ключом к системной диссеминации кишечных бактерий могут стать такие компоненты защитных структур кишечника, как гемато-энтеральный барьер [59].

    Некоторые продукты метаболизма бактерий играют решающие роли в патогенезе симптомов и даже в этиологии кишечных и системных заболеваний. Желчные кислоты обладают сложной и двунаправленной связью с кишечной микрофлорой. С одной стороны, желчные кислоты оказывают бактериостатическое влияние на некоторые микроорганизмы, а потому лактобациллы и бифидобактерии [60] приспособились уклоняться от их воздействия с помощью фермента гидролазы желчных кислот. С другой стороны, переработка бактериями первичных желчных кислот приводит к образованию продуктов, которые, благодаря непрерывно растущему многообразию регуляторных функций, могут оказывать влияние на метаболизм хозяина и иммунный ответ [61], а также на моторику и секреторную активность толстой кишки. Например, показано, что хенодезоксихолевая кислота ускоряет транспорт в толстой кишке [62], тауродезоксихолевая модулирует активность апикального обмена хлорида и гидроксида в эпителии тонкого кишечника [63], а также, выступая в качестве эндогенных агонистов связанного с клеточной мембраной рецепторного G-белка TGR-5, а такие желчные кислоты, как холевая, хенодезоксихолевая и дезоксихолевая способствуют экспрессии глюкагон-подобного пептида-1, тем самым усиливая секрецию инсулина и йодтиронин деионидазы 2 типа (главный белок термогенеза) [64]. Активация TGR-5 посредством воздействия на экспрессию медиаторов, высвобождаемых в ответ на активацию пути NF-kB и супрессию пути, активирующего Toll-like рецептор 4, может оказывать противовоспалительное действие [64]. Кроме того, короткоцепочечные жирные кислоты (КЦЖК) являются важным продуктом бактериального метаболизма непереваренных углеводов [65]. Долгое время КЦЖК считались важным субстратом поддерживающим активность в толстой кишке, но все больше признаются такие их эффекты, как модуляция иммунитета и нейроэндокринный сигналинг [66].

    http://medach.pro/wp-content/uploads...2-1200x983.png

    Источник: журнал Nature

    Рисунок 2 | Ось микробиом-кишечник-мозг

    Между микробиотой кишечника, кишечником (включая его иммунную и нервную системы, а также барьерную функцию) и мозгом происходит двунаправленное взаимодействие. ЦНС — центральная нервная система.

    Интерпретация исследований

    Из вышеприведенного обзора относящихся к микрофлоре кишечника патогенетических и патофизиологических факторов следует, что при конкретном желудочно-кишечном заболевании возможны их множественные взаимодействия. Определение относительной значимости эффектов этих взаимодействий хотя и возможно на биологических моделях, все еще трудновоспроизводимо или вовсе не осуществимо у людей. Выявление наличия микроорганизмов с помощью высокопроизводительного секвенирования, несомненно, хороший первый шаг, но лишь показывает наличие связи, не раскрывая ее причину. Более полное определение патогенетической роли конкретной микробной сигнатуры может быть обеспечено с помощью метагеномики и дополнено метаболомикой. Критическим отличием будущих исследований микробиоты у здоровых и больных должно стать большое внимание к функциям компонентов микробиоты, а не только к их описанию (Вставка 1). Изучение Найфэчем и Поллардом [67] бактериального метагенома с использованием шотган-секвенирования имеет потенциал для идентификации метаболических путей бактерий, микробных взаимодействий и метаболитов бактерий, воздействующих на организм хозяина. Метаболомика, использующая методы масс-спектрометрии и ядерной магнитно-резонансной спектроскопии, позволяет идентифицировать молекулы, которые продуцирует микробиота кишечника и помогает в определении их метаболических путей [68]. Другие “-омики”, такие как метатранскриптомика и метапротеомика обладают потенциалом для дальнейшего выявления функций микробиома кишечника. Потенциал детального изучения бактериальных геномов в сочетании с манипулированием генами проиллюстрирован в ходе последних исследований особого штамма Bifidobacterium longum spp. [69, 70]. Выявив кластер генов, ответственный за создание экзополисахаридного (ЭПС) слоя, обволакивающего клетки бактерии [56], и разработав мутанта, лишенного этих генов, исследователи смогли определить ключевую роль, которую ЭПС сыграл в иммуномодулирующей функции этих бактерий [70]. Изучение роли микробиоты кишечника при печеночной энцефалопатии (возможно первичное нарушение микробиомно-кишечной оси) [71] иллюстрирует недостатки подходов, ограниченных только высокопроизводительным секвенированием. В ходе исследования закономерностей положительных эффектов плохо всасывающегося в кишечнике антибиотика рифаксимина на течение печеночной энцефалопатии, было обнаружено, что улучшение состояния при применении этого препарата было обусловлено скорее сдвигами в метаболизме бактерий, чем изменениями в фактическом составе кишечной микробиоты [72]. Также заслуживают внимания бактериологические исследования: не только при определении жизнеспособности бактериальной культуры, но и как дополнение к генетическим методам идентификации и характеристики видов бактерий [73].

    http://medach.pro/wp-content/uploads...-1200x1209.png

    Источник: журнал Nature

    Рисунок 3 | Гипотеза “негерметичности” кишечника

    а | Нормальный кишечник (интактный барьер, имеющий плотные контакты) предотвращает транслокацию бактерий и/или бактериальных компонентов или продуктов в подслизистый слой. b | “Негерметичный” кишечник: нарушение целостности плотных контактов позволяет бактериям (от нормальной до патологической микрофлоры кишечника) проникнуть в подслизистую оболочку, где они активируют тучные клетки и лимфоциты, которые высвобождают протеазы, цитокины и хемокины, которые приводят к воспалению и активации чувствительных нейронов. Также становится доступной сосудистая сеть, а именно портальная, печеночная и, потенциально, системная циркуляция. Как обсуждалось выше, эта гипотеза представляет собой упрощенное объяснение взаимодействия мозга и кишечного барьера, а многие из вышеупомянутых этапов не определялись у людей.

    Перед клиническим исследователем стоят и другие проблемы. О влияниях взаимодействий между микробиотой и компонентами питания или продуктами метаболизма, о которых уже упоминалось ранее, следует помнить как в области трансляционных, так и клинических исследований. К примеру, изучая ВЗК, следует учитывать как каждая из многих диет, используемых пациентами, может влиять на микробиом [28, 30, 74]: от диеты с высоким содержанием пищевых волокон до безглютеновой или диеты с низким содержанием ферментируемых олигосахаридов, дисахаридов, моносахаридов и полиолов.

    Свои трудности имеются и в отборе проб, а также в обработке, хранении и анализе биологических образцов. По вполне понятным причинам, большинство исследований кишечного микробиома человека основано на анализах образцов кала. Этот подход игнорирует громадные различия в плотности и популяциях бактерий на протяженности желудочно-кишечного тракта. Поэтому вряд ли заболевание тонкого кишечника, опосредованное изменениями микробиома, будет обнаружено с помощью образца кала, так как изменения в небольших бактериальных популяций кишечника не обнаруживаются на фоне огромной популяции микроорганизмов толстой кишки. Кроме того, в любом месте кишечника присутствуют очевидные различия между бактериальными популяциями, локализующимися пристеночно или в просвете [75]. Серьезным ограничением этого подхода является и то, что штаммы таких ассоциированных со слизистой бактерий не будут в полной мере представлены в образцах кала. Разумеется, разновидности бактерий, обитающих на поверхности слизистой или в слое слизи, более склонных к взаимодействиям с иммунной системой хозяина и кишечным барьером, тогда как расположенные в просвете больше влияют на метаболические взаимодействия с продуктами, участвующими в процессе пищеварения. Уже существуют доказательства наличия четких различий между этими популяциями как у здоровых, так и у больных [76-78]. Например, Кодлинг и коллеги отметили гораздо меньшую вариабельность бактериальных сигнатур слизистой в сравнении с таковой в просвете у одних и тех же индивидов. Из экономических соображений при масштабных исследованиях образцы обычно замораживаются, а затем анализируются партиями. Способы обработки и хранения образцов, а также методология, используемая для их анализа, также влияют на результаты [3].

    Долговременные исследования со сбором образцов кишечной микробиоты в нескольких временных интервалах, отслеживающие активность заболевания или интенсивность симптомов, могут помочь в определении причинно-следственной связи (редкость в исследованиях на людях). В конечном счете, роль микробиома в данном заболевании должно отразить лечение, направленное на его модификацию. К настоящему времени этому критерию отвечает только инфекция, вызванная Clostridium difficile [79].



    Источник: журнал Nature

    Заключение

    Свершившаяся благодаря многочисленным исследованиям микробиомная революция бросила вызов своей элегантной характеристикой сложных и крупных ролей микробиома в гомеостазе, а также в патофизиологии заболеваний на животных моделях. Между тем, наличие техник высокопроизводительного секвенирования породило многообразие исследований роли кишечной микробиоты почти во всех известных заболеваниях ЖКТ, печени, поджелудочной железы и желчного пузыря. До настоящего времени результаты были в лучшем случае запутаны, а в худшем противоречивы, но это не удерживало от поспешных обвинений “аномальных” бактериальных сигнатур в развитии многих из этих заболеваний. Тем не менее, формированию четкой картины роли кишечной микробиоты в распространенных заболеваниях желудочно-кишечного тракта мешают неспособность учитывать конфаундеры и оптимизировать методы отбора проб. Зная об этих ограничениях и вооружившись арсеналом разнообразных микробиологических методов, в настоящее время мы можем проводить приведенные в надлежащее состояние продольные исследования популяций с измененным фенотипом, используя стандартизированную методологию [86], которая имеет потенциал в раскрытии ролей наших бактериальных попутчиков в заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Такие исследования являются необходимой прелюдией к разработке новых диагностических и терапевтических вмешательств. Пока они не будут завершены, мы не можем и не должны предлагать анализ микробиоты, как диагностический или прогностический инструмент рутинной клинической практики.
    Перевод: Елена Лисицына
    Редакция: Сергей Головин, Юля Белова
    Изображения и обложка: Cornu Ammonis

  3. #33
    Administrator Аватар для V. Fedenko
    Регистрация
    16.10.2007
    Сообщений
    2,011
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию Целлюлит: великая ложь нашего времени

    Еще буквально каких-то сто лет назад женщины даже не подозревали о том, что неровности на коже — это некрасиво, и с ними нужно бороться любой ценой. На полотнах классиков обнаженные красавицы щеголяют рыхлыми телами, а мастерство художника подчеркивает каждый бугорок на их бедрах. А теперь это кошмар любой женщины, с котором надо бороться изо всех сил (на самом деле нет).

    https://content.foto.my.mail.ru/mail...photo/h-85.jpg

    Целлюлит — это неровности и бугорки на коже, обычно в районе бедер, живота и ягодиц. До начала ХХ века он не только не считался болезнью, но даже не был косметическим дефектом: на фотографиях звезд того времени мы можем наблюдать это явление во всей красе, и даже во времена развития ретуши его не считали необходимым маскировать. Наличие целлюлита не влияет на самочувствие, не ухудшает обмена веществ и не снижает эластичности кожи. Его наличие не влияет вообще ни на что… кроме эстетических чувств наблюдателей.

    Впервые о целлюлите заговорили во Франции в 19 веке: тогда это состояние кожи назвали «апельсиновой коркой», причем это не считалось косметическим дефектом, а было просто описанием состояния кожных покровов. Датой рождения целлюлита в современном понятии считается 1973 год: именно тогда владелица нью-йоркского косметического салона для голливудских звезд Николь Ронсар опубликовала свою книгу «Целлюлит: эти комочки, шишечки и бугорки, от которых вы не могли избавиться раньше». По ее признанию, она занималась проблемой целлюлита с 1967 года, ища способы от него избавиться, и наконец преуспела. Главный глянцевый журнал Vogue опубликовал рецензию, книга мгновенно стала бестселлером и миллионы женщин вдруг озаботились бугорками на своей коже, и начали мечтать о победе над ними. Книга Ронсар была неоднократно переиздана, затем она выпустила ее дополнения в виде сборника диетических рецептов, а в 2008 году книга была полностью переработана и выпущена под названием «Преодоление целлюлита».

    https://content.foto.my.mail.ru/mail...photo/h-86.jpg
    Кустодиев, «Красавица». Фото: wikipedia.ru

    Почему идея борьбы с неровностями кожи стала настолько популярной, что больше походила на одержимость?

    Потому что именно в ХХ веке полностью поменялись взгляды на женскую красоту: вместо рыхлых полнотелых рубенсовских красавиц стали популярны фигуры, скорее присущие девочкам-подросткам: узкие бедра, крошечная грудь, тонкие руки и ноги, и, конечно же, совершенно детская, идеально гладкая кожа. Пришла мода на «детские» стандарты красоты.

    А что же целлюлит? Он в эти стандарты просто не вписался, увы: у юных девочек целлюлита не бывает, так как он — признак зрелости кожи и подкожной клетчатки. Это абсолютно нормальное и естественное состояние кожи взрослого человека, причем оно может быть свойственно как мужчинам, так и женщинам. А Николь Ронсар тем временем утверждала в своей книге, что целлюлит — это следствие отравления организма токсинами. И предлагала от этих токсинов избавится.

    Несмотря на то, что еще в 1978 году Американская медицинская ассоциация объявила о том, что целлюлит не является болезнью, и, следовательно, его не нужно лечить, способы избавления от эффекта апельсиновой корки стали золотым дном для сотен тысяч косметических компаний. Вот уже более 50 лет для избавления от этого состояния кожи предлагаются сотни видов массажа, обертываний, кремов, масел и скрабов, а в косметических салонах антицеллюлитные процедуры — одна из самых востребованных услуг.

    Дело в том, что целлюлит есть почти у всех.

    Бугорки, которые создают эффект апельсиновой корки, возникают из-за скопления подкожной жировой клетчатки и перетяжки соединительной ткани между кожей и мышцами. По статистике, не менее чем у 90% женщин наблюдается целлюлит, причем его наличие не зависит от массы тела и степени ожирения: после похудения он наблюдается даже чаще, чем до.

    У характерного внешнего вида жировых отложений есть свои причины. В подкожном слое расположены жировые клетки, адипоциты. Волокна, которые соединяют кожу с глубокими тканями, формируют ячейки, содержащие скопления жиров. Когда жировые клетки увеличиваются в размерах, эти «отсеки» образуют выпуклости на поверхности кожи. У женщин адипоциты крупнее мужских и обладают способностью накапливать больше жиров. У женщин, как правило, от природы более чувствительная, тонкая и эластичная кожа — под ней жир особенно заметен. Впрочем, из-за возрастной дистрофии кожного покрова или малоподвижного образа жизни целлюлит может становиться ещё более видимым.

    https://content.foto.my.mail.ru/mail...photo/h-87.jpg
    Кустодиев, «Красавица». Фото: wikipedia.ru

    В организме среднестатистической женщины без избыточной массы тела процент жира в принципе выше, чем в мужском теле. Это различие появляется вместе с половым созреванием и сохраняется на протяжении всей жизни, являясь следствием биохимических половых различий. Накопление жира в теле в подростковом возрасте обеспечивает нормальное протекание гипотетической беременности в будущем. Причина такого различия — в женских половых гормонах эстрогенах: именно благодаря им распределение жира в организме происходит «по женскому типу» (его больше на ягодицах и бёдрах), а его накопление в разы эффективнее. Более того, жировая ткань во многом ответственна за производство гормонов, в том числе тех же эстрогенов — именно поэтому у тех, кто теряет слишком много жира от голоданий или упражнений, могут пропадать месячные.

    Бугристые бёдра — признак не ожирения, а зрелой особи женского пола. По разным данным, от 85 до 98 процентов женщин имеют видимые накопления жира в ягодично-бедренной области, и это не зависит от их роста и веса, а обусловлено женскими гормонами. Это значит, что целлюлита не наблюдается примерно у каждой сороковой женщины.

    Можно ли бороться с целлюлитом?

    Косметологи утверждают, что можно, и предлагают следующие способы борьбы:

    Давайте рассмотрим поподробнее, какой эффект могут дать все перечисленные процедуры.

    Липосакция — это удаление жировых отложений хирургическим путем. Она не только не направлена на лечение целлюлита, но и может ухудшить ситуацию с косметической точки зрения, став причиной неравномерного распределения остатков жировой ткани под кожей в виде бугров и впадин.

    Мезотерапия — это инъекции в жировую ткань, довольно болезненная и неприятная процедура, которая, кроме всего прочего, может представлять опасность для здоровья. Главное действующее вещество препаратов-липолитиков, фосфатидилхолин, запрещено в ряде европейских стран, потому что процедуры на его основе часто вызывают серьёзные осложнения .

    Антицеллюлитная диета, как оказалось, не только не избавляет от видимых проявлений целлюлита, но и может их усилить из-за падения упругости кожи после похудения.

    Массажи, которое якобы разбивают комки жировой ткани, делая подкожную клетчатку более ровной, могут стать причиной серьезных травм — гематом и отеков. Кроме того, воздействие массажей направлено не на жир, а на кожу: они могут улучшить кровоток и тонус кожных покровов, делая целлюлит менее заметным, но никак не влияют на состояние жировой ткани.

    Обертывание— процедура, которая вызывает потерю жидкости организмом. Чрезмерное увлечение обертываниями представляет большую опасность для здоровья — его следствием могут стать обезвоживание, снижение объема крови в организме и за счет этого увеличение концентрации токсинов, нарушение электролитического баланса, переутомление, мышечную слабость, кожные раздражения. Обезвоживание очень опасно! Признаки утомления появляются, когда человек теряет примерно 2% воды от общей массы тела. Если ваш вес составляет 60 килограммов, вы можете почувствовать недомогание, если потеряете и не восполните 1,2 л воды. При потере 7% воды от массы тела человек может испытывать галлюцинации, а при 10% — потерять сознание. Кроме того, в составе некоторых косметических средств для обертываний содержится опасное вещество — 1,4-диоксан. Согласно отчетам The California Department of Public Health (CDPH), вещество быстро всасывается через кожу, легкие и органы пищеварительного тракта. Создание теплового режима при обертываниях является усилителем абсорбции. Когда поры кожи открыты, 1,4-диоксан поступает в кровь еще быстрее, что может привести к появлению тяжелых болезней, в том числе, к возникновению рака. По данным американского Агентства по токсическим веществам (Agency for Toxic Substances and Disease Registry), 1,4-диоксан встречается в 43% моделирующей косметики для тела.

    Ударно-волновая антицеллюлитная терапия (УВТ) также может представлять опасность для здоровья. Ее принцип основывается на акустическом воздействии на ткани волн, которые находятся в инфразвуковом диапазоне. Эта процедура категорически противопоказана при заболеваниях эндокринной системы, гормональном дисбалансе, нарушениях в работе сердца, сосудов, печени и почек, при наличии новообразований любой природы, варикозного расширения вен, тромбофлебите, дерматитах и других поражениях кожных покровов. Категорически запрещается проводить УВТ во время беременности и кормления грудью. Кроме того, до сих не было опубликовано ни одного клинического исследования, которое бы показало долговременное воздействие УВТ на целлюлит.

    Прессотерапия — это процедура, избавляющая организм от излишков межклеточной жидкости, по сути это обычный аппаратный лимфодренаж. Его эффективность имеет временный характер: если не выполнять эту процедуру регулярно, состояние организма возвращается в исходное. Кроме того, аппаратный лимфодренаж имеет огромное количество противопоказаний.

    Нужно ли бороться с целлюлитом?

    Если, несмотря подробное на описание сути методов борьбы и противопоказаний к ним, вы все-таки решили, что бороться нужно — что ж, теперь это ваш сознательный выбор. Только лучше всего его делать исключительно после консультации с врачом, причем не косметологом, а терапевтом. И еще необходимо помнить, что все процедуры, предлагаемые косметологами, могут оказать лишь временный эффект, и для поддержания приобретенной формы нужно их выполнять регулярно и всю оставшуюся жизнь.

    Поэтому многие эксперты склоняются к тому, что для уменьшения видимых проявлений целлюлита будет достаточно придерживаться здорового образа жизни — правильно питаться, соблюдать комфортный режим сна и отдыха, следить за своим весом и давлением, много гулять, заниматься спортом — плаванием, бегом или ходьбой. При таком образе жизни, конечно, массажи, придающие тонус коже, а также использование щадящих косметических средств для ухода, нисколько не повредят здоровью.
    Источник текста: medportal.ru

  4. #34
    Senior Member Аватар для Алюша62
    Регистрация
    27.11.2016
    Адрес
    Раменское, М.О.
    Сообщений
    164
    Записей в дневнике
    27

    По умолчанию

    Ой, спасибо Вам за нужную информацию! Узнала много нового об антицеллюлитных процедурах. Хотя особо никогда не интересовалась, т.к.Бог миловал от этой напасти. Хоть я и косметолог, но в данной статье правильно говорится, что разрешение на эти процедуры должен давать терапевт. ( ещё в оправдание своей неосведомленности скажу, что работаю только с лицом). Да, все хорошо в меру, и обертывания тоже. Спасибо! ��

  5. #35
    Administrator Аватар для V. Fedenko
    Регистрация
    16.10.2007
    Сообщений
    2,011
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию Современные взгляды на безопасность длительной терапии ингибиторами протонной помпы

    Ахмедов В.А., ФГБОУ ВО «Омский ГМУ» МЗ РФ,

    Ноздряков В.А., ФГБОУ ВО «Омский ГМУ» МЗ РФ

    Введение
    Кислотозависимые заболевания (КЗЗ) являются актуальной проблемой для здравоохранения в связи с их широкой распространенностью и тенденцией к неуклонному росту, необходимостью назначения сложной, многоэтапной длительной кислотосупрессивной терапии. В настоящее время в структуре обращаемости взрослого населения по поводу болезней органов пищеварения ведущая роль принадлежит КЗЗ [1]. КЗЗ могут проявляться в самом разном возрасте. Такие тяжелые состояния, как гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), рефлюкс-эзофагит с эрозиями слизистой оболочки пищевода, встречаются отнюдь не только у взрослых и пожилых больных, но и у детей первого года жизни [2].

    В настоящее время под КЗЗ подразумевают хронические многофакторные патологические процессы, требующие длительной терапии и повышающие вероятность назначения сопутствующего лечения [3]. Для лечения КЗЗ используют средства, препятствующие образованию кислоты в желудке или способствующие ее нейтрализации.

    Появление ингибиторов протонной помпы (ИПП) на фармацевтическом рынке создало революционный прорыв в лечении КЗЗ. И действительно, ИПП относятся к наиболее часто назначаемым препаратам. В настоящее время ИПП представлены препаратами: Омепразол, Лансопразол, Рабепразол, Пантопразол, Эзомепразол, Декслансопразол, Дексрабепразол [4]. Последний не имеет разрешения для применения на территории Российской Федерации. Существует ряд ИПП, находящихся на различных стадиях разработки и клинических испытаний. Наиболее известны Тенатопразол и Илапразол, последний уже применяется в Китае и Южной Корее.

    При лечении КЗЗ перед врачом стоит задача снизить кислотопродукцию желудка – основное звено патогенеза этих патологических процессов. При лечении ГЭРБ, синдрома Золлингера – Эллисона требуется длительная, а зачастую и пожизненная кислотосупрессия.

    Безусловно, положительные эффекты ИПП неоспоримы, препараты этой группы вправе считаться базисным средством в лечении КЗЗ, являются обязательным компонентом эрадикационной терапии, применяются для лечения НПВП-гастропатии (поражений гастродуоденальной зоны, связанных с приемом нестероидных противовоспалительных препаратов). Широта использования и длительность назначения ИПП порождают вопрос об их безопасности.

    Долгосрочное лечение ИПП может вызывать ряд нежелательных эффектов, анализу которых и посвящена обзорная статья.

    Дефицит магния
    В настоящее время рассматривается гипотеза о том, что длительное лечение ИПП может провоцировать развитие гипомагниемии. В 2006 г. впервые было описано 2 подобных случая. Состояние гипомагниемии вызывалось применением омепразола 20 мг более одного года. Интересно, что уровень магния в сыворотке и моче быстро нормализовался после отмены приема препарата [5]. После публикации этого наблюдения ряд работ посвятили взаимосвязи ИПП и дефицита магния. Механизм развития гипомагниемии в настоящее время не ясен. Симптомы возникают при снижении уровня магния в моче менее 5 ммоль/л: тетания, аритмии, судороги [6].

    В США было проведено крупномасштабное исследование, посвященное этой теме. Было обследовано 11 490 пациентов, поступивших по разным причинам на лечение в отделение интенсивной терапии. Среди них 3286 больных принимали диуретики совместно с ИПП по различным показаниям. Этот факт значительно увеличивал риск развития гипомагниемии в 1,54 раза. У тех, кто не принимал диуретики, уровень магния соответствовал референсным значениям [7].

    В сентябре 2014 г. были опубликованы результаты другого крупного исследования, включающего 429 пациентов старшей возрастной группы, принимающих ИПП по разным показаниям. Результаты исследования установили отсутствие какой-либо ассоциации между лечением ИПП и гипомагниемией [8].

    Гипергастринемия и риск развития опухолей
    Еще одним ожидаемым нежелательным эффектом, ассоциированным с длительным приемом ИПП, является гипергастринемия, возникающая из-за реакции G-клеток слизистой оболочки желудка на повышение pH среды. Характер реакции кроется в механизме обратной связи регуляции кислотообразования [9]. Чем выше значения pH, тем сильнее секретируется гастрин, который в последующем действует на париетальные и энтерохромаффинные клетки. Итак, какие эффекты могут возникнуть из-за гипергастринемии?

    Опыты, проведенные на грызунах, показали существенное увеличение уровня гастрина вследствие длительного приема ИПП и возможность развития карциноидных опухолей из ECL-клеток. Причем гиперплазия ECL-клеток зависела от дозы ИПП и пола животного [10]. В 2012 г. были описаны 2 пациента, принимающих ИПП по 12–13 лет для лечения ГЭРБ. При дополнительном исследовании были обнаружены высокодифференцированные нейроэндокринные опухоли, локализованные в желудке. Признаки атрофического гастрита отсутствовали, но наблюдалась гиперплазия энтерохромаффиноподобных клеток, продуцирующих гастрин. После эндоскопического удаления опухолей и отмены ИПП опухоль регрессировала, а показатели гастрина нормализовались в течение 1 нед. после прекращения лечения [11]. Опубликованные результаты крупного метаанализа, включавшего в общей сложности 785 пациентов, показали, что длительный прием ИПП для поддержания ремиссии у пациентов с ГЭРБ не сопровождается увеличением частоты атрофических изменений в слизистой оболочке желудка, а также гиперплазией энтерохромаффиноподобных клеток по крайней мере в течение 3-х лет непрерывного лечения по результатам рандомизированных клинических исследований [12]. Аналогичные результаты были получены в крупномасштабном 5–летнем исследовании LOTUS, которые показали, что длительная, в течение 5 лет, терапия пациентов с ГЭРБ эзомепразолом не сопровождалась появлением дисплазии и метаплазии слизистой оболочки желудка, несмотря на некоторую гиперплазию энтерохромаффиноподобных клеток [13].

    Гастрин стимулирует рост некоторых типов эпителиальных клеток в желудке, слизистой оболочке толстой кишки, поджелудочной железе [14]. В этой связи для изучения возможности развития рака колоректальной зоны вследствие длительного приема ИПП в 2012 г. был проведен крупный метаанализ, включивший 737 статей и 5 исследований, и было доказано отсутствие связи между длительным лечением препаратами группы ИПП и возникновением рака колоректальной зоны [15].

    Дефицит витамина B12
    Исследования по поводу длительного лечения препаратами группы ИПП и развитием дефицита витамина В12 дали еще более противоречивые результаты. Известно, что большая часть поступающего с пищей витамина В12 связана с белками. В желудке под действием кислоты и пепсина он высвобождается и связывается с R-белками слюны – транскобаламинами I и III, а затем с внутренним фактором Касла [16]. Далее этот комплекс достигает терминального отдела подвздошной кишки, где всасывается. При подъеме значений pH среды желудка нарушается превращение пепсиногена в пепсин, что существенно затрудняет всасывание витамина B12 и может даже приводить к мальабсорбции этого вещества и, как следствие, к анемии.

    В 2010 г. было проведено исследование, в котором изучались 34 пациента в возрасте 60–80 лет, длительно применяющих ИПП. Авторы пришли к выводу, что лица, длительно принимающие ИПП, достоверно подвергаются риску развития B12-дефицитного состояния [17]. Такой вывод подтвердило еще одно совсем недавно опубликованное сравнительное ретроспективное исследование 25 956 пациентов с установленной B12-дефицитной анемией. Результаты исследования показали, что терапия ИПП в течение 2-х и более лет достоверно приводит к дефициту В12 (ОШ=1,65; 95% ДИ: 1,58–1,73) [18].

    Острый интерстициальный нефрит
    Предполагается, что длительный прием ИПП может провоцировать развитие острого интерстициального нефрита (ОИН). Центр мониторинга нежелательных реакций в Новой Зеландии сообщил о 15 случаях за 3 года и назвал ИПП самой частой причиной острого интерстициального нефрита из всех классов лекарственных средств [19]. Механизм возникновения этой патологии до конца не ясен. Считается, что ОИН обусловлен гуморальной и клеточной реакцией гиперчувствительности, которая приводит к воспалению интерстиция и канальцев почек [20]. В результате анализа морфологического исследования почек у пациентов с ОИН, индуцированным ИПП, авторы пришли к выводу, что ведущую роль в данном воспалении играет воздействие интерлейкина-17 и CD4 клеток на почечные канальцы и связанный с ИПП острый интерстициальный нефрит не так безобиден, как считалось ранее: у 40% пациентов отмечается необратимое повышение сывороточного уровня креатинина, что свидетельствует о серьезном нарушении основных функций почек [21].

    Остеопороз и повышенный риск возникновения переломов
    Изначально существовали гипотезы о том, что ИПП самостоятельно влияют на ионные насосы и кислотозависимые ферменты костной ткани, вызывая ремоделирование костей [22]. В конце ХХ в. было доказано, что ахлоргидрия способствует снижению абсорбции кальция. Этот минерал поступает в организм в виде нерастворимых солей, и для высвобождения ионизированной формы необходима кислая среда. ИПП существенно понижают кислотность в просвете желудка и, соответственно, могут влиять на течение этого процесса. Ряд исследований подтверждают это, однако вопрос нельзя считать до конца решенным. В 2015 г. было проведено проспективное когортное исследование по поводу возможного риска возникновения остеопороза вследствие применения ИПП у пожилых женщин в Австралии. Было обследовано 4432 женщины, 2328 из которых применяли ИПП по различным показаниям. Анализ результатов возникновения остеопоротических осложнений показал повышенный риск их возникновения на фоне применения Рабепразола в 1,51 раза и Эзомепразола в 1,48 раза соответственно [23]. Подтверждает более высокий риск переломов бедра у пожилых лиц обоих полов на фоне длительной терапии ИПП и другое исследование, по результатам которого предлагается перед назначением ИПП пожилым пациентам тщательно взвешивать соотношение риска и пользы [24]. В другом исследовании, охватившем 6774 мужчины старше 45 лет, также было показано наличие повышенного риска перелома бедра, который напрямую зависел от длительности терапии ИПП [25].

    В то же время совсем недавно стали известны результаты канадского мультицентрового популяционного исследования, посвященного возможности развития остеопороза на фоне длительной терапии ИПП. Минеральная плотность костной ткани бедренной кости, тазобедренного и поясничного (L1–L4) отделов позвоночника оценивалась в исходном состоянии пациентов, через 5 и через 10 лет на фоне приема ИПП. По результатам исследования сделан вывод, что использование ИПП не привело к прогрессированию изменений костной ткани [26].

    Синдром избыточного бактериального роста в кишечнике
    В желудочно-кишечном тракте (ЖКТ) проживает больше полумиллиона видов бактерий, причем в разных отделах ЖКТ проживают различные популяции микроорганизмов. У 30% здоровых людей тощая кишка в норме стерильна, у остальных – имеет низкую плотность заселения, которая увеличивается по мере приближения к ободочной кишке, и только в дистальном отделе подвздошной кишки обнаруживается микрофлора фекального типа: энтеробактерии, стрептококки, анаэробы рода бактероидов и др. [27]. У здоровых людей нормальная микрофлора поддерживается рядом факторов, в т. ч. соляной кислотой. При нарушении ее выработки, в условиях гипо- и ахлоргидрии может формироваться синдром избыточного бактериального роста (СИБР), в основе которого лежит повышенное заселение тонкой кишки фекальной или орофарингеальной микрофлорой, сопровождающееся хронической диареей и мальабсорбцией, в первую очередь жиров и витамина В12.

    Заслуживают внимания 2 когортных исследования, проведенных в Новой Англии, в которых участвовали 1166 пациентов. Определялись причинно-следственные связи влияния ИПП на увеличение риска возникновения повторного C. difficile-ассоциированного колита. В первом исследовании применение ИПП во время лечения инфекции C. difficile было связано с более высоким риском рецидива у 42% пациентов. Второе исследование показало, что при увеличении эффекта «доза/реакция» и снижении кислотопродукции желудка у стационарных больных, принимающих ИПП, повышается риск внутрибольничной инфекции C. difficile [28]. Наиболее высокий риск развития инфекции C. difficile наблюдался у пациентов, находящихся в критическом состоянии в реанимационных отделениях, на фоне внутривенного назначения ИПП для профилактики желудочных кровотечений [29].

    Опубликована еще одна работа, в которой описано исследование 450 пациентов. Все они получали лечение препаратами ИПП в среднем 36 мес. При исследовании была обнаружена связь между длительностью приема ИПП и риском развития СИБР: те, кто принимал ИПП 13 мес. и более, в 3 раза чаще приобретали СИБР в отличие от тех, кто принимал ИПП меньше года [30]. В недавно проведенном исследовании показан высокий риск формирования сальмонеллеза у пациентов, находящихся на лечении ИПП, который уменьшался через 30 дней после отмены препаратов [31]. Одним из объяснений высокого риска микробной контаминации кишечника у пациентов, находящихся на длительной терапии ИПП, может быть снижение двигательной активности тонкой кишки, которая описана у пациентов, принимающих ИПП, особенно в сочетании с индометацином [32]. СИБР, ассоциированный с терапией ИПП, встречается не только у взрослых, но и у детей. В исследовании было выявлено наличие СИБР у 22,5% из 40 детей, получающих лечение ИПП в течение 3 мес. СИБР проявлялся в виде абдоминальных колик и вздутия живота [33].

    Однако не все исследования подтверждают высокий риск развития СИБР у больных, принимающих ИПП. В исследовании с участием госпитализированных пациентов было выявлено, что в целом риск развития инфекции C. difficile минимальный и возможен лишь у лиц негроидной расы, лиц старческого возраста и имеющих тяжелую сопутствующую патологию [34]. Аналогичные результаты относительно безопасности терапии ИПП были получены в недавно проведенном исследовании японских авторов, показавших на основе водородного теста с лактулозой крайне низкую вероятность развития СИБР на фоне терапии ИПП у японских пациентов [35].

    Риск сердечно-сосудистых катастроф
    В последние годы обсуждается возможная связь длительной терапии ИПП и повышения риска развития сердечно-сосудистых катастроф. В недавно проведенном исследовании показано, что терапия ИПП является независимым фактором риска инфаркта миокарда: после 120 дней приема ИПП риск увеличивался в 1,58 раза [36]. Аналогичные результаты получены в другом исследовании, в котором риск развития инфаркта миокарда был сопоставим с риском от назначения других препаратов, таких как Н2-гистаминоблокаторы, бензодиазепины [37]. В проведенном исследовании риска длительной терапии ИПП у лиц, подвергшихся операции стентирования коронарных сосудов и находящихся на двойной антитромботической терапии, показаны более частые побочные эффекты в виде повышения сегмента ST на электрокардиограмме, приступов стенокардии у лиц, получавших ИПП дополнительно к антитромботической терапии, по сравнению с лицами, находящимися на лечении только антитромботическими препаратами, – это необходимо учитывать при ведении данной категории пациентов [38].

    Повышенный риск у больных циррозом печени
    В последние годы появились публикации относительно возможного риска терапии препаратами ИПП пациентов с циррозом печени: длительная терапия ИПП при циррозе печени является одним из независимых факторов риска смерти пациентов. Однако точную причину такого влияния ИПП выявить не удалось [39]. В совсем недавнем исследовании большой группы пациентов – 1965 – был показан повышенный риск формирования спонтанного бактериального перитонита у больных с асцитом на фоне цирроза печени, исследование продолжалось с января 2005 г. по декабрь 2009 г. [40]. Аналогичные результаты получены канадскими исследователями в ретроспективном исследовании «случай – контроль», проводившемся с июня 2004 г. по июнь 2010 г. [41]. Еще в одной недавно проведенной работе показано повышение риска бактериального перитонита у пациентов с циррозом печени при одновременном назначении ИПП и ОІ-блокаторов, что необходимо принимать во внимание при лечении данной категории пациентов [42].

    Заключение
    На сегодняшний день ИПП занимают ведущее место среди антисекреторных средств и, несмотря на ряд побочных эффектов, имеют высокий профиль безопасности и достаточную эффективность, что было доказано в крупных исследованиях [43, 44]. Обычно ИПП переносятся достаточно хорошо, и побочные реакции встречаются крайне редко [45]. Проблема всех отдаленных нежелательных эффектов применения ИПП требует дальнейших научных исследований.

    В целях снижения риска развития подтвержденных побочных нежелательных эффектов необходимы определенные профилактические мероприятия.

    1. Для предотвращения дефицита витаминов и минералов необходимо регулярно проводить контроль их концентрации в крови. При дефиците целесообразно назначение витаминов, препаратов магния, железа, кальция.
    2. В целях канцеропревенции необходимо проводить периодические эндоскопические исследования на выявление признаков новообразований в ЖКТ.
    3. Для обнаружения и профилактики СИБР целесообразно проводить микробиологические исследования содержимого тонкой кишки, дыхательные тесты.
    4. При индивидуальной непереносимости ИПП возможно назначение альтернативных лекарств: блокаторов H2-рецепторов, М-холиномиметиков.
    5. ИПП следует назначать только при наличии соответствующих клинических показаний, особенно у пациентов с циррозами печени и высоким риском сердечно-сосудистых катастроф.
    6. С учетом того, что неблагоприятные проявления лечения ИПП могут появиться уже на ранних сроках, лечение должно быть по возможности коротким, с назначением наименьшей эффективной дозы. При хорошем симптоматическом эффекте у пациентов с неосложненной ГЭРБ допускается прием препарата «по требованию».

    Источник: Русский медицинский журнал. Гастроэнтерология. №10 от 30.05.2017

  6. #36
    Administrator Аватар для V. Fedenko
    Регистрация
    16.10.2007
    Сообщений
    2,011
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию “Я – онколог. И вот что бы я делал, если бы мне поставили диагноз рак”

    Я – онколог. И вот что бы я делал, если бы мне поставили диагноз “рак”.
    Известный в США врач и ученый Марк Хайман написал колонку о том, что нужно делать, если у вас обнаружат рак.

    https://i.livelib.ru/auface/308315/2...ark_Hajman.jpg

    «Марк, что бы ты делал, если бы у тебя диагностировали рак?» — такой вопрос мне на днях неожиданно задал друг. К сожалению, с раком в жизни я сталкиваюсь очень часто: это случалось и с моей семьей, и с пациентами.Проблема в том, что традиционная медицина мыслит неправильными, устаревшими категориями, когда дело доходит до онкологии.
    Мы отлично научились его вырезать, сжигать и даже вытравливать с помощью химиотерапии, мы облучаем его радиацией и бомбардируем наркотиками, но причина рака так и не поддается лечению.
    К счастью, у нас есть альтернатива. Это “функциональный медицинский подход к раку”.
    Функциональная медицина дает возможность устранить причины заболевания, в самом их корне. Это такая новая персонализированная модель диагностики и лечения новых заболеваний.
    Суть проста: вы сдаете образцы для генетического анализа, а врачи говорят вам, к каким хроническим болезням вы предрасположены, и что нужно делать, чтобы их избежать.
    Большинство специалистов в этой области сходятся во мнении, что рак возникает из-за дисбаланса в энергетической системе организма. Болезнь возникает «постепенно», и поэтому так много людей живут с опухолями и даже не подозревают об этом.
    Иными словами, рак — результат неправильного образа жизни.
    Что же делать? Изменить его. С одной стороны, это могло бы быть отличной профилактикой онкологии. С другой, некоторые пациенты могут рассчитывать, что новый образ жизни изменит их и избавит от опухоли.
    Вот 5 вещей, которые я бы сделал, если бы сегодня мне поставили диагноз: "рак".

    1. Я бы прекратил есть сахар
    Сахар питает раковые клетки и способствует их развитию. Средний американец съедает за год 69 килограммов сахара и 66 — муки! То же самое происходит в остальном мире, где 1,7 млрд человек страдают от ожирения!
    Если вы хотите предотвратить развитие рака или хотя бы взять его под контроль, вам придется придерживаться диеты, поддерживающей в норме уровень инсулина.
    Придется есть богатые клетчаткой свежие, цельные, «реальные» продукты и свести к минимуму потребление сладкой обработанной пищи. Так вы сможете питать себя, но лишите рациона раковые клетки.

    2. Я бы исключил из рациона все продукты, которые мне не подходят
    Что это за продукты? У всех по-разному. В крупном исследовании, опубликованном в Журнале Американской медицинской ассоциации, было выявлено, что около 35% американцев страдают от повышенной чувствительности к глютену. Если такие люди каждый день будут есть хлеб, то рано или поздно умрут или от рака, или от болезней сердца.
    Популярным триггером пищевой аллергии являются и молочные продукты. К тому же они связаны с резистентностью к инсулину. Если такие люди постоянно пьют молоко, а плохое самочувствие списывают на стресс или усталость от работы, рано или поздно их воспаленный кишечник станет причиной очень серьезных проблем.
    Прислушивайтесь к себе. Если после какой-то еды, которая вам нравится, но не подходит, вы чувствуете себя плохо, откажитесь от нее!

    3. Я бы озаботился воспалительными процессами в своем организме
    Воспаления — прямой путь ко всем серьезным хроническим заболеваниям, включая рак. Обычно они начинаются тогда, когда у вас развиваются резистентность к инсулину, аутоиммунные заболевания или аллергии.
    Если вы чувствуете себя уставшими и подавленными, налегайте на продукты, богатые Омегой-3. Лучшие их источники: красная рыба и льняное семя. Они помогут вашему организму справиться с воспалительными процессами.

    4. Я бы позаботился о здоровье своего кишечника

    Речь тут не только про риски развития рака толстой кишки. В настоящее время многие ученые активно тестируют гипотезу о том, что причиной рака может быть микробиом толстой кишки. Иными словами, причина может скрываться в бактериях, которые живут в кишечнике.
    Что же делать? Потреблять как можно больше пробиотиков и пребиотиков: это кефир, йогурты. Также вам нужны фитонутриенты (лесные ягоды), куркумин (содержится в куркуме) и ресвератрол (его много в вине и винограде). Это помогает замедлить воспалительные процессы в кишечнике.

    5. Я бы избегал токсинов.

    Средний новорожденный появляется на свет с 287 химикатами, которые находятся в его пуповине. Некоторые из них нейротоксичны. К чему это я? К тому, что никто из нас не может полностью избежать дурного влияния токсинов.
    Но его можно уменьшить. В первую очередь, нужно избегать пестицидов, фталатов, бисфенола А, антипиренов, тяжелых металлов (ртуть и свинец, в первую очередь).
    Как это сделать? Не покупайте напитки в пластиковой таре. Не ешьте сложных полуфабрикатов. Избегайте прогулок в центрах больших городов: свинец, попадающий в атмосферу от стоящих в пробках автомобилей, очень опасен, если его концентрация выше обычного.
    И помните: рак – это не приговор. Если приложить достаточно усилий, болезнь часто удается победить.заболеваниям, включая рак. Обычно они начинаются тогда, когда у вас развиваются резистентность к инсулину, аутоиммунные заболевания или аллергии.
    Источник текста: vrachirf.ru

  7. #37

    По умолчанию

    Очень интересное сообщение про ингибиторы протонной помпы. Спасибо.

Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 234

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100